18-июня-2014, 14:14

После возвращения из Москвы глава Орловской области дал большое интервью журналисту газеты «Орловская правда».

От редакции

Мы искали возможность сделать это интервью именно к 100 дням Вадима Потомского на посту главы региона. Есть такой традиционный формат. Но найти время было непросто: Потомский проводил несколько дней в федеральном Минфине, ведя переговоры о списании долгов еще 2000 года. После этого был цикл встреч в Министерстве экономики, а еще приезд немецких потенциальных инвесторов, рабочие поездки в районы области… Это интервью мы записали в автомобиле главы региона по дороге из Мценска…

— Избирательная кампания по выборам губернатора Орловской области фактически стартовала. Какой вы видите грядущую избирательную кампанию?

— Отвечу, возможно, скучно и парадоксально: я бы хотел, чтобы процесс избирательной кампании как можно меньше отвлекал меня и моих коллег в правительстве области, руководство городов и районов от каждодневной практической работы.

Если вы помните, моя избирательная кампания на пост губернатора Брянской области в 2012 году была чрезвычайно активной. И это была кампания кандидата, идущего против действующей власти… Такие же кампании, активные, победные, были у меня в 2005-м в городской Совет Всеволожска, в 2007-м в Законодательное собрание Ленинградской области, затем в Государственную думу Российской Федерации. И это всегда были кампании против течения, против лидеров-оппонентов, против административного ресурса. Поверьте, я умею бороться и побеждать, но…

Устраивать предвыборный карнавал сейчас, после решения Владимира Путина о моем назначении исполняющим обязанности губернатора, мне кажется неуместным. Я считаю, что моя основная задача — это ежедневно доказывать своими решениями, работой и, главное, результатом, что я достоин оказанной чести возглавить Орловскую область, корневой регион русских традиций и духа.

Две главные политические силы страны сегодня вместе: они обе поддержали меня, и это уникальная историческая ситуация и дополнительный стимул для меня как «единого» кандидата.

Что касается других системных партий. С одной стороны, политическая поддержка двух партий определяет меня как фаворита избирательной кампании. С другой стороны, системные партии на то и системные, что их возглавляют серьезные политики, патриоты Орловщины, нацеленные на созидание и развитие. Не уверен, что политический раздрай, пусть даже и краткосрочный, которым, увы, характеризуется любая избирательная кампания, соответствует понятиям созидания и развития. Скорее, наоборот. Но демократический процесс существует. Возможность выдвижения, прохождения муниципального фильтра и регистрации есть не только у представителей системных партий. Я думаю, что мы увидим политическую борьбу, увидим новых кандидатов, но еще раз скажу: я надеюсь, что она будет конструктивной, полезной для общества.

— Ваше интервью приурочено к 100 дням на посту главы региона. У вас сложился за это время план? Выстроились приоритеты?

— Конечно. Но по порядку. Орловская область по своей сути регион аграрный. Не хочу показаться банальным, но третье место по урожаю пшеницы, второе по гречихе, а еще соя... Орловская область — это житница России. В условиях нарастающего общемирового дефицита продуктов питания и посевных площадей ценность орловской земли в прямом смысле растет. Никто не отменял продовольственной безопасности России, и здесь мы на переднем рубеже обороны. И, надо сказать, положение дел в АПК рабочее. Очень сильные руководители исторически возглавляли ведомство, большая роль Егора Семеновича Строева в построении крепкого фундамента аграрного сектора, передовая наука, вузы и сильные крестьянские традиции — все это основы успеха. Но это касается в основном растениеводства. 2 миллиона 719 тонн зерновых со средней урожайностью 32,6 ц/га — это хороший результат прошлого года. В этом году 45 тысяч га засеяли соей, и по всем приметам мы получим урожайность на уровне 20 ц/га. 2 миллиона с лишним собрали свеклы при урожайности 456 ц/га. Все это несомненные доказательства профессионализма и потенциала аграрного сектора.

— А вам уже понятно, какие еще есть резервы в отрасли?

— Во-первых, у нас вне оборота 87 тысяч гектаров. Это много, и мы реализуем программу по вводу этих земель.

Во-вторых, сегодня под пары идет более 200 тысяч га. Нужно подумать со специалистами, а не слишком ли это много? Думаю, еще 100 тыс. га можно вводить.

В-третьих, нужно провести почвенно-агрохимическое обследование всех земель в области. Последний раз это делалось комплексно в 1991 году.

В-четвертых, выделим отдельное направление — комбикорма. Уже сейчас делаем соевый шрот, у нас отличная агрохимия и селекция, хорошие собственные сорта бобовых.

В-пятых, нужно постоянное техническое перевооружение АПК. Технологии приносят высокие результаты. Урожайность зерновых в 80-х была всего-то 22 ц/га. Хотя за урожай разворачивались настоящие битвы! А сейчас при всех проблемах — 32,6 ц/га. Это все результат техники и технологий уборки, транспортировки и, конечно, современная агрохимия. Удобрения-то всегда были в изобилии у нас, но сейчас в дело идет целый спектр средств защиты растений…

Еще пример. Раньше хозяйства бежали от свеклы, тяжело ухаживать за посевами и собирать урожай… А теперь свекла стала полностью механизированной культурой. Почему мы едим иностранные продукты? Только потому, что экономика их производства и переработки там высокотехнологична и, как следствие, прибыльна. Технологии в переработку принесут инвесторы. Вообще, тема инвестиционной привлекательности региона — это отдельный разговор, но именно инвестиции в аграрный сектор считаю первоочередной задачей.

— Для этого есть предпосылки? Как выглядит Орловская область с точки зрения инвестиционной привлекательности в сельскохозяйственном секторе на фоне других регионов?

— У нас есть для этого все, мы не хуже соседей. Прежде всего отличная кормовая база для животноводства, специалисты во всех направлениях сельхозпроизводства, у нас 35% населения живет на селе, у нас хорошая инфраструктура, хорошая земля. У нас 1 миллион тонн зерна, собранного в области, уходит на переработку в другие регионы. А могли бы сами выдавать продукцию с более высокой добавочной стоимостью… Очень здорово, что уже сейчас реализуется проект молочного комплекса на ОАО «Агрофирма Мценская» почти на 700 миллионов рублей. Но в целом в животноводстве ситуация сложная. Даже в период с 2010 по 2014 год поголовье крупного рогатого скота снизилось с 54 до 46 тысяч голов. Это непорядок. Сложно пока навскидку делать прогнозы, но через десять лет нужно ориентироваться на 100 000!

И нам нужна новая техника. Мы буквально недавно провели переговоры с немецкой компанией «Amazonen-Werke», лидером рынка сельскохозяйственной техники. Несколько наивно надеяться только на них, хотя желание построить в Орловской области полноценный завод у них серьезное, мы будем взаимодействовать с сотнями потенциальных инвесторов, приглашать, убеждать, ублажать, но создавать новые высокотехнологичные, высокооплачиваемые рабочие места, как и требует в майских указах президент Путин.

— А как же санкции?

— Санкции вредят только самим европейцам. Им нужен наш рынок. И потом шумиха политиков мало отражается на деловых проектах. Экономика стала глобальной, и с этим нужно считаться. В конце концов Китай — наш самый перспективный партнер во всех вопросах, а о санкциях там и не слышали…

— Вы в принципе человек, далекий от сельского хозяйства. Но тем не менее определяете аграрный сектор, развитие села в качестве своих приоритетов. Почему?

— Задача руководителя на государственной службе — выделять главное по смыслу, а не по принципу «что нравится, что не нравится». И потом я русский человек, от одного вида орловской природы, ландшафта этих мест у меня замирает сердце. Это романтика, конечно, но это так. И в моей жизни был период, когда я занимался производством продуктов питания, была собственная пекарня.

Но это не главное. Главное, что я по своему складу — даже не в политическом смысле, а в человеческом — советский человек. Я не приемлю циничных холодных формулировок, которые звучали в начале нулевых, что сельская жизнь и сельхозпроизводство — это разные вещи и что для того чтобы растить хлеб и скот, не нужно содержать сельские больницы, клубы, почты и прочее.

Моя позиция на этот счет такая: селу — устойчивое развитие, селянам — достойные условия жизни, аграриям — технологии и всемерную поддержку.

Русское село — это прежде всего традиционный неповторимый русский уклад жизни. Это наши корни. Правительство в этом году выделило около 215 миллионов на строительство более 90 километров труб водоснабжения. Область имеет газификацию на 91%. Правительство должно заняться сельскими дорогами. Мы, конечно, никогда не заставим молодого человека, которого манят огни города, силой или еще как-то остаться на селе вопреки его желанию. И не нужно это делать. Ломоносов же из Холмогор в Петербург пришел, его-то не держали… Я хочу, чтобы на селе улучшилось качество жизни. Если человек живет в грязи, то и на душе у него грязь да водка… Мы теряем село и селян в прямом смысле. Этот процесс нужно тормозить! Жизнь в орловском селе должна сохранять традиции, но быть комфортной, безопасной, спокойной. И мне нравится, что вижу много добротных домов на селе. Кто хотел ­уехать в город, все уже уехали. Не удивлюсь, что скоро потянутся назад. К чистоте, тишине, истокам…

— В Орле многим не хватает аэропорта. В разные периоды времени этот вопрос ставился, его решали предыдущие губернаторы. Что думаете об этом вы?

— Думаю, что идея ­аэропорта — это хороший повод для пиара, разрезания ленточек и прочего информационного шума. Конечно, город с таким именем, с авиационной историей, а первые полеты начались в 1909 году, достоин иметь свое авиасообщение с Москвой и Петербургом, но экономических предпосылок сегодня нет. Наша задача создать эти предпосылки! Если город станет интересен для деловых людей, для инвесторов, для туристов, то да. Но мне кажется, начинать нужно от печки. Возвращаясь к обсуждению основ наших задач, можно сказать точно: аэропорт не в приоритетах. Зато в приоритетах создание корпорации развития Орловской области, структуры, которая будет профессионально продвигать регион на международных инвестиционных площадках, будет оператором взаимодействия с инвесторами, и вот тогда через, я думаю, 5—6 лет, когда эта работа даст свои плоды, возникнут реальные предпосылки уже и для того, чтобы Орел «полетел»… Поэтому вначале выполним указы Путина о создании высокотехнологичных рабочих мест, увеличим до 25% долю инвестиций в ВВП, а потом ­займемся аэропортом.

— Но ведь именно такие моменты, как отсутствие аэропорта, крупных развлекательных и спортивных центров, другие моменты, формируют ощущение провинциальности и являются основанием для молодежи уезжать в другие города?

— Согласен полностью. Несмотря на то что мы начали разговор с аграрного сектора, с проблем села, Орел — центр культурной, научной, студенческой жизни. Это город настоящей русской интеллигенции. Я бы не стал так акцентировать внимание на потребительских аспектах бытия: да, нет московского уровня культурно-развлекательных центров за исключением ТМК «ГРИНН», нет аэропорта. Но есть капитальный ремонт здания академического театра, начинается ремонт театра «Свободное пространство», ведем переговоры с РЖД о передаче театру сцены ДК железнодорожников. Есть хороший Ледовый дворец, что не снимает с нас задачи наращивать строительство спортивных объектов, в том числе в районах. Я сам спортсмен, мастер спорта по дзюдо. Служил в спортивном клубе армии Ленинградского военного округа и прекрасно понимаю, как важно, чтобы мальчики становились мужиками не после первой поллитровки во дворе, а после изнурительных тренировок, поражений и ярких побед. Спорт формирует дух.

Но сейчас в моем возрасте, настроении, статусе даже важнее кажется поднятие культурного уровня населения и особенно молодежи. Я первый раз услышал матерное слово из уст моего отца, кадрового офицера, когда мне было 30 лет! Я не приемлю ни мата, ни хамства. Я убежден, что задача власти в том, чтобы вести общество к свету просвещения и культуры, к добру. А потворствовать низменным инстинктам толпы — это путь в никуда. Всегда просвещённое меньшинство вело непросвещённое большинство к развитию. Если бы это было не так, мы бы остались в каменном веке. Советский Союз был единственной страной всеобщей грамотности, самой читающей страной, самой образованной страной. На смену свету пришел «Дом-2»…

Поэтому развитию культуры в Орловской области во всех ее проявлениях правительство уделило особое внимание. И конечно, будем делать Орел более уютным, более комфортабельным для проживания городом. У нас молодое население. 14% в городе — студенты. Это самый высокий показатель в стране, у нас семь вузов без учета филиалов, и это — серьезный ресурс экономики Орловщины. Мы должны сделать все, чтобы молодежь оставалась в Орле, но им нужно предложить определенный уровень жизни. Я могу сказать откровенно: Орел недостаточно благоустроен, ухожен.

Скоро городу исполнится 450 лет. Только в этом году на задачи подготовки к юбилейной дате будет потрачено 2 млрд 847 млн рублей, и, поверьте, контролировать расходы будем особенно внимательно. Это отличный шанс для нас сделать город лучше, и мы его не упустим.

— Правда или это слухи, что вы однажды отказались дать интервью Ксении Собчак?

— Правда. Дело было в Брянске, телевизионщики стояли в очереди, чтобы взять интервью. Но ей я ответил, что она позорит имя своего отца.

— Образование и медицина, традиционно сильные в советское время, сейчас переживают неоднозначный период реформ. Каковы основные приоритеты работы правительства области в решении проблем этих сфер?

— Я скажу неполиткорректно, но губернатору-коммунисту это, может быть, простят… Разрушение советской средней школы — это наша национальная трагедия, которую нам предстоит еще оценить. Школа не должна превращаться в сферу услуг. Традиции советской школы по праву признавались лучшей в мире в свое время моделью среднего образования. Они подразумевали мощнейший воспитательный фактор. Советская школа давала возможность любому ребенку из любой семьи увидеть и раскрыть горизонты его возможностей. И именно школа была одним из ключевых социальных институтов, источником стабильности и преемственности.

Наша задача — поднимать статус учителя, не только учить, но воспитывать новое поколение, учить детей мечтать и творить, чтобы становились они не менеджерами в московских ресторанах, а орловскими учеными, писателями, поэтами и художниками. Мы должны защитить школу от маргинальных проявлений, к сожалению, имеющих место в современном обществе. Школа должна быть территорией, свободной от любых форм насилия, наркомании и других проявлений маргинальной среды. Дисциплина, патриотизм, глубокие знания и воспитание гармонично развитой личности — вот наши приоритеты.

Что касается сферы здравоохранения. Майские указы президента Путина должны быть выполнены: зарплата врачей 200% от средней по экономике в регионе, к 2018 году снижение смертности от болезней системы кровообращения до 649,4 случая на 100 тыс. чел.; младенческой смертности до 7,5 на 1 тыс. родившихся живыми. У нас в области смертность превышает среднюю по стране, а рождаемость не дотягивает до средней по РФ. Растет младенческая смертность и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

Тема эта очень серьезная, и перед правительством области стоит задача по разработке и внедрению в работу большого блока «Сбережение нации», в котором будут отражены и медицинские, и социальные, и экономические аспекты решения этой главной проблемы. Если коротко: задача навести порядок в работе первичного звена, поликлиник. Ликвидировать ненужную бюрократию, дать возможность врачу делать то, чему он учится всю жизнь, думать и лечить. А не заполнять тонну бумажек. Нужно заняться кадрами. Узкими специалистами. Сохранить тех, кто есть сейчас, и привлекать молодежь. Но главное: сохранить всеобщую бесплатную медицинскую помощь. Ни в коем случае не давать подменять бесплатные услуги платными. Начальнику департамента здравоохранения и социального развития области я дал указание создать горячую линию для приема сообщений граждан о таких фактах.

— Просто не могу не спросить вас про коммунальное хозяйство. Каков ваш план? Недавно в Челябинске проходил съезд «Единой России» по обсуждению проблем ЖКХ, но, честно говоря, ясности не прибавилось, говорят в основном и в общем.

— Коммунальное хозяйство, благоустройство, муниципальное управление — профессионально наиболее близкие мне темы. Поэтому обозначу свою позицию: считаю необходимым вернуть коммунальное хозяйство страны государству. Частник в целом этот эксперимент провалил. У нас слишком много, с одной стороны, проблем в этой сфере, с другой — полное нежелание, отчасти справедливое, со стороны жителей вникать и разбираться. Что удивительного? Мы же живем в социальном государстве. Где власть по большей части берет на себя решение важнейших проблем индивида: бесплатное образование, бесплатная медицина, разнообразная социальная поддержка. И вдруг мы хотим, чтобы наши люди бросились в ТСЖ, начали самоуправляться и самоорганизовываться? Вы не смотрели фильм Рязанова «Гараж»? С тех пор ничего не изменилось.

Я уверен, что государство сегодня в состоянии построить эффективную систему управления инфраструктурой, тарифами и т.д.

Приведу пример. Чубайса ругают не только за чековую приватизацию, но и за реформу электроэнергетики. С генерацией более или менее было понятно: компании инвестировали в создание новых мощностей и продавали их, извлекая прибыль. А вот приватизация сетевого хозяйства закончилась известным домодедовским коллапсом, когда ледяной дождь порвал провода и обесточил 10 миллионов человек в Подмосковье и Москве. И сразу пошли разговоры: а что же это собственники не вкладывались в сети, в модернизацию, безопасность?! Извините, а кто и что их, собственников, может заставить, если все работает, все нормально? Именно поэтому наша коммуналка сегодня — это коммуналка в стиле МЧС: ликвидировать аварию может, предотвратить, профилактировать — нет.

Кстати, правительство за эти три месяца провело инвентаризацию, проанализировало энергопотребление бюджетных организаций, которые так же, как и все, являются получателями коммунальных услуг: резервы огромные, правительство уже сэкономило несколько десятков миллионов.

— Но ведь примеры крупных успешных коммунальных компаний есть, есть отличные примеры эффективных ТСЖ и других коллективных методов управления жилым фондом?

— Знаете, в советское время были отдельные предприятия, которые производили отдельную конкурентную продукцию, а в целом товары народного потребления были негодными. Потому что только конкуренция — путь к совершенствованию.

В коммунальном хозяйстве наоборот. Есть успешные ТСЖ, в основном в новых домах, где нет застарелых проблем, где хорошие коммуникации и, как правило, живут люди одной социальной группы. Есть неплохие управляющие компании. Но в целом в отрасли бардак уже 20 лет. Посмотрите социологию — первое место с конца, 65% населения недовольны положением дел в ЖКХ. Считаю, что отрасль должна быть многоукладной, но роль государственной власти должна быть определяющей.

— Частный вопрос. У вас большая семья, вы долго жили в Ленинградской области, у вас там дом. Семья осталась там? А вы в Орел приезжаете как в командировку?

— Я постараюсь объяснить: у меня дед — кадровый офицер, отец — кадровый офицер. Наша семья жила в Туркмении в городе Мары. Был период, когда семья жила в Ливии, в Бенгази, когда в 1985 году американцы бомбили там порт и нефтяной терминал. В Ленинградскую область мы переехали только потому, что отцу дали там квартиру. Поэтому в моей семье такой вопрос никогда не стоит: только вместе и туда, куда Родина пошлет. Поэтому живем мы на госдаче, пока всем нравится, никто никуда не рвется. Мы будем все дружно жить в Орле сколько нужно.

Я даже больше скажу, я и в Москву-то не очень люблю ездить. Да надо иногда — встречи, министры и прочее. Но я как руководитель Орловской области больше надеюсь на то, что мы сами поднимем экономику, повысим налогооблагаемую базу, создадим новую экономику Орловщины. А стоять с протянутой рукой у закрытых московских дверей — не наш путь.

— Какая из проблем Орловской области за эти условные 100 дней на посту исполняющего обязанности губернатора представляется вам самой главной, «горящей»?

— Уровень реальных минимальных зарплат. Есть люди, получающие 4–5 тысяч рублей, ниже МРОТ. Говорят, средняя зарплата растет… Я категорический противник мерить среднюю температуру по больнице. Средняя зарплата в регионе — это и зарплаты руководителей разного уровня, и зарплаты разных банкиров, газовиков и прочих миллионеров. Это лукавый показатель. Задача власти: обеспечить приемлемый минимальный уровень и зафиксировать на трёхсторонней комиссии с участием работодателей, профсоюзов, областной администрации. В Туле, Белгороде эти комиссии есть и есть решения. В Тульской области нельзя платить меньше 12 000 рублей. Экономисты разбираются с нашими бюджетными возможностями, формируют предложения. У нас будет меньше, но не меньше 10 000. Я считаю, нужно прежде всего бороться с бедностью.

Похожие статьи

Наши партнёры

Календарь

    Май 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31